Даниэль Грос: «Значение национальных кризисов банковских систем преуменьшают»

В Мнение ведущих экономистов
967

Органы банковского надзора в отдельных государствах предпочитают умалчивать о проблемах отечественных банков. До тех пор, пока ситуация не станет крайне нестабильной и не начнёт нести прямую угрозу европейской банковской системе. Единственное разумное с точки зрения экономики решение – это создание антикризисного банковского фонда.

Даниэль Грос, директор Центра европейских политических исследований.

Значение национальных кризисов банковских систем преуменьшают

В начале финансового кризиса популярным было очень удачное высказывание Чарльза Гудхарта: «Банки живут на интернациональном уровне, а умирают – на национальном».

А сегодня всё наоборот: банки благополучно функционируют в пределах конкретных государств, но европейская банковская система переживает кризис.

Испания пережила чрезвычайный подъём финансирования сектора недвижимости региональными сбербанками (так называемые «сajas»). Но когда ситуация дошла до предела, убытки стали реальной государственной угрозой, которая вскоре обрела европейские масштабы: ведь под угрозой оказалось евро.

Теперь у Испании возникла проблема на «высоком уровне»: национальные органы надзора склонны преуменьшать значение проблем в рамках своего государства. Инстинктивно, а так же, преследуя свои бюрократические интересы, они «защищают» отечественные банки. Но у такого нежелания решать национальные проблемы более глубокие корни.

До недавнего времени испанские правительственные органы характеризовали отечественные проблемы в секторе недвижимости как временные и легко устранимые.

Если бы они были откровенными, то стало бы совершенно очевидно, что они годами игнорировали образование «воздушного пузыря» в строительном секторе, который теперь угрожает банкротством всему государству.

По ряду внутренних причин ситуация в Ирландии поначалу была очень похожей. Когда возникли первые проблемы, тогдашний министр финансов утверждал, что Ирландия «будет проводить наиболее дешёвую в истории антикризисную программу для банков».

Идея спасения неплатёжеспособных банков на национальном уровне показалась вполне логичной. Ведь и в еврозоне банковский надзор должен был функционировать преимущественно на внутреннем государственном уровне каждой из стран-участниц.

Недавно созданная Европейская служба банковского надзора (ЕСБН) располагает весьма ограниченными полномочиями по сравнению с национальными надзирательными органами, повседневная работа которых, как правило, координируется на национальном уровне.

Но реальная жизнь продемонстрировала, что такая ситуация неприемлема. Проблемы, возникающие в пределах конкретных государств, в скором времени начинают угрожать стабильности банковской системы всей еврозоны. Таким образом, Европа столкнулась с затяжным дезинтеграционным процессом.

На июньском саммите ведущие европейские политики наконец признали, что такое положение дел нужно изменить, и возложили ответственность за банковский надзор в еврозоне на Европейский центральный банк (ЕЦБ).

Учитывая то обстоятельство, что финансовая интеграция особенно интенсивна в рамках валютного союза, следующим шагом должно последовать укрепление ЕЦБ именно в этом контексте.

К тому же, ЕЦБ несёт фактическую ответственность за стабильность функционирования банковской системы в еврозоне. Но до настоящего времени ЕЦБ был вынужден предоставлять солидные денежные суммы банкам без возможности проверить их репутацию.

Ведь информацией о банках располагали национальные органы власти, которые ревностно её охраняли и откладывали решение проблем до критической точки.

Кроме того, возложение ответственности на ЕЦБ должно приостановить затяжной дезинтеграционный процесс, который, хотя и не очевиден для общественности, но, тем не менее, вполне реален.

Стоит только обратить внимание на одну из крупных международных банковских групп, головное отделение которой находится в проблемной с финансовой точки зрения стране еврозоны.

Возьмём, к примеру, банк с центральным офисом в Италии, у которого в Германии есть крупное дочернее предприятие. Прибыль от сделок в Германии накапливается преимущественно в виде денежных средств, так как в среднем доля прибыли значительно превышает размер инвестиций.

Головное отделение может использовать эти средства лишь для укрепления ликвидности концерна. Но, с точки зрения немецких надзирательных органов, Италия – ненадёжный кандидат. В результате, этому государству отказывают в осуществлении денежных трансферов.

Органы надзора Италии, где находится головное отделение, преследует противоположные интересы. Они предпочитают, чтобы деятельность «отечественного рынка капиталов» была как можно более интенсивной. Поэтому было бы целесообразно, если бы в рамках ЕЦБ работал нейтральный третейский судья, который мог бы рассматривать противоположные интересы сторон.

Однако возложение на ЕЦБ полномочий государственного надзора над банками решает одну проблему, но создаёт другую: могут ли национальные ведомства стать ответственными за функционирование сбербанков, которые они больше не контролируют?

Если руководствоваться экономической логикой, то еврозоне необходимо создание антикризисных фондов. Официально эту необходимость ещё не признали. Но таким образом устроен европейский процесс интеграции: непродуманное действие в одной сфере вынуждает совершать дополнительные действия в других, так или иначе, с ней связанных.

Такая пошаговая концепция оправдывала себя в прошлом; в частности, ЕС в его современном облике стал продуктом этой концепции. Но по причине финансового кризиса у тех, кто принимает основные решения, больше нет времени для объяснений своим избирателям, почему один шаг влечёт за собой последующий. Для того, чтобы «спасти» евро, они вынуждены действовать гораздо быстрее.