Нуриэль Рубини : «Крах единой европейской валюты неизбежен»

В Мнение ведущих экономистов
1399

Нуриэль Рубини

Долговой кризис в Европе  угрожает существованию Европейского Союза. ЕС переживет его только в том случае, если крах евро не затянется на длительный срок. Европейцам придется смириться с крахом единой валюты – даже если он будет разорительным.

Нуриэль Рубини – профессор экономики в «Школе бизнеса Стерн» при Нью-Йоркском университете.

Что делать, если распад еврозоны можно лишь отсрочить, а не предотвратить?

Если это так, то оттягивание неизбежного только ухудшит заключительную стадию – и при том, существенно.

Германия все больше признает, что, вероятнее всего, это будет стоить тысячи миллиардов евро, чтобы обеспечить устойчивый рост, конкурентоспособность и приемлемую долговую ситуацию на периферии еврозоны.

По крайней мере, если необходимые коррективы будут происходить с помощью мероприятий в целях экономии и внутренней девальвации – то есть сокращение зарплат и цен, а не с помощью рефинансирования задолженности и выхода из евро.

На самом деле необходимым будет значительное финансирование общественных спонсоров, чтобы сделать возможным выход валюты для внутренних и работающих за границей инвесторов.

Процесс адаптации займет много лет, будет продолжаться утечка капитала и сделает необходимостью огромное финансирование из официальных источников до тех пор, пока не восстановится доверие к политике.

До недавнего времени эти государственные денежные средства поступали из налоговых органов (прежде всего из Европейского фонда финансовой стабильности EFSF, преемником которого вскоре станет постоянный европейский стабилизационный фонд — ESM) и Международного валютного фонда.

Но все чаще, государственное финансирование  поступает из Европейского центрального банка (ЕЦБ) – первоначально за счет покупки облигаций, а затем с помощью краткосрочного кредита для восполнения ликвидных средств, который предоставляется банкам.

Политический цугцванг

Так как политические ограничения в Германии и в других странах предотвращают то, что фискальные брандмауэры расширяются дальше против распространения кризиса, ЕЦБ теперь планирует другой крупный раунд финансирования для Испании и Италии (за счет дальнейших покупок облигаций).

Таким образом, Германия и главные центральные страны еврозоны перенесли официальное финансирование проблемных государств-членов ЕС в центральный банк.

Нынешняя стратегия может сработать, и еврозона выживет, если Италия и Испания будут неликвидными, но платежеспособными, и обширное финансирование предоставит достаточное время для мер жесткой экономии и экономических реформ в целях обеспечения устойчивого роста, конкурентоспособности и приемлемой долговой ситуации.

Но условием для этого является огромное терпение со стороны, как правительства, так и народов главных центральных стран и стран периферии: в первом случае – для продолжения обширного финансирования, во втором – для предотвращения социальной и политической ответной реакции против долголетних сокращений и потери материального благополучия.

Является ли такой сценарий убедительным и наиболее вероятным? Давайте посмотрим на то, что должно быть преодолено:

необратимая балканизация банковской системы и финансовых рынков; непомерное долговое бремя для государственного и частного секторов;

подавляюще большая нагрузка на развитие и балансы стран, которые проводят внутреннюю девальвацию и дефляцию, чтобы восстановить свою конкурентоспособность;

непостоянные и нетерпеливые рынки и инвесторы; признаки усталости, вызванные экономией на периферии и краткосрочными кредитами для восполнения ликвидных средств в главных центральных странах;

отсутствие условий для оптимальной валютной зоны и серьезные трудности в достижении всеобъемлющего финансового, банковского, экономического и политического союза.

Если бы Европейский Союз стоял на краю пропасти

Если же постепенный процесс распада, в конце концов, приведет к краху еврозоны, взятый Германией и ЕЦБ курс – обширное финансовое средство для периферии еврозоны – нарушит балансы центральных банков в центральных странах.

Что еще хуже: огромные потери из возникающих кредитных рисков могут поставить под угрозу допустимую нагрузку долгового бремени в центральных странах и поставить под вопрос, в целом, существование Европейского союза. В этом случае нужно было бы спустя некоторое время предпочесть срочное упорядоченное расставание «грязному разводу».

Развал в настоящее время оказался бы чрезвычайно дорогим, и международная конференция по долгам потребовала бы провести реструктуризацию долгов на периферии и основных потребностей центральных стран. Преждевременный распад смог бы все же сделать возможным «выживание» внутреннего европейского рынка и ЕС.

Тщетная попытка предотвратить крах в течение одного или двух лет – после того, как растраченные центральными странами официальные денежные средства исчисляются миллиардами – , будет означать сумбурный конец, включая разрушение внутреннего рынка из-за массово введенных протекционистских мер. Если крушение неизбежно, его задержка, таким образом, означает более высокие затраты.

Политика еврозоны, однако, запрещает поднимать вопрос о преждевременном распаде. Германия и ЕЦБ  очень полагаются на ликвидность в большом масштабе, чтобы выиграть время на осуществление необходимых корректировок для восстановления экономического роста и устойчивой долговой ситуации.

И, несмотря на огромный риск, который возникнет в случае в конечном итоге наступающего краха, остается стратегия, которой обязаны большинство стран-участниц еврозоны. Только будущее покажет, было ли решение, поставить на кон дом, чтобы спасти гараж, правильным.