Роберт Скидельски: «Приходит время перераспределения»

В Мнение ведущих экономистов
1080

Роберт Скидельский, вышедший на пенсию профессор политической экономики Варвикского университета и член правления Московской школы политических исследований, является так же членом британской Палаты Лордов.

Для многих распределение – это раздражающий фактор. Но только путём более справедливого распределения богатства можно прийти к экономической стабильности. Для достижения этой цели недостаточно одного лишь роста экономики.

Максимальные зарплаты

Роберт Скидельски: «Приходит время перераспределения»

Каковы же допустимые масштабы экономического неравенства? Если опираться на старые стандарты, то масштабы эти очень велики, особенно в США и Великобритании.

Питер Манделсон, представитель Лейбористкой партии Великобритании «New Labour», удачно охарактеризовал атмосферу последних 30-ти лет: по его мнению, атмосфера стала «слишком расслабленной» с появлением супербогатых людей.

Обретение богатства было основным и, пожалуй, единственным приоритетом так называемой «новой экономики».

И тем, кто его обрёл, удавалось удерживать всё большую долю полученной прибыли: правительство сократило налоги, что, в свою очередь, вдохновило население становиться ещё богаче. А от попыток более справедливого распределения со временем отказались.

Такие результаты можно было предвидеть. В 1970 году доход, к примеру, председателя правления одной из ведущих компаний в США до вычета налогов в 30 раз превышал доход среднестатистического рабочего.

А сегодня — в 263 раза! В Великобритании в 1970 году основной доход (не считая бонусов) такого наиболее состоятельного участника экономической системы был в 47 раз выше дохода среднего рабочего, а в 2010 году – в 81 раз.

С конца 70-ых годов в США доход после вычета налогов наиболее богатой пятой части населения в пять раз превысил доход беднейшей пятой части населения, а в Великобритании – в четыре раза.

Ещё более существенной является разница между средним доходом населения и срединным значением доходов: в США и Великобритании возросло количество людей, доход которых составляет пятьдесят или меньше пятидесяти процентов от среднего дохода. Хотя некоторые государства и не последовали этой тенденции, экономическое неравенство возросло во всём мире в последние 30-40 лет.

Данная ситуация едва ли может впечатлить идеологических защитников капитализма. В условиях рыночной системы, ориентированной на конкуренцию, уровень доходов людей соответствует их «стоимости». То есть, ведущие топ-менеджеры крупных компаний, с точки зрения экономики США, в 263 раза «дороже», чем люди, которых они нанимают на работу.

Однако, по многочисленным утверждениям, положение малообеспеченных людей по-прежнему более выгодно, чем было бы в случае искусственного сокращения разницы за счёт профсоюзов или правительственных органов.

Единственный надёжный метод, позволяющий финансовому благосостоянию поскорее «просочиться» в массы, заключается в дальнейшем снижении предельных налоговых ставок или в создании более выгодных условий для «человеческого капитала», представленного бедной частью населения.

Так можно повысить «стоимость» малообеспеченных людей в глазах работодателей. Этот метод экономической аргументации должен прийтись по вкусу тем, кто находится на вершине пирамиды доходов.

В конечном счёте, подсчитать предельные продукты производства отдельных индивидуумов в рамках коллективной производственной деятельности невозможно. Максимальные зарплаты устанавливаются исключительно по отношению к другим наиболее высоким зарплатам в аналогичных условиях труда.

Раньше важнейшими принципами определения разницы доходов были справедливость и рациональность. Чем больше знаний, квалификации и ответственности требовала та или иная работа, тем выше было и установленное вознаграждение за неё.

Но в описываемый период времени сохранялась определённая взаимосвязь между частью населения, располагающей наибольшим богатством, и беднейшей частью населения. Максимальные зарплаты редко превышали средний доход обычных рабочих более чем в 20-30 раз; в большинстве случаев эта разница была гораздо меньше.

Таким образом, прибыль врачей и адвокатов приблизительно в пять раз превышала прибыль неквалифицированных рабочих. Сегодня доходы высококвалифицированных специалистов выше в десять раз, а, иногда, и больше.

Причина современных, столь нелогичных, методов распределения заключается в том, что общепринятые неэкономические способы оценки различных видов человеческой деятельности исчерпали себя. А это, в свою очередь, повлияло и на более сложные социальные взаимосвязи.

Тот факт, что различие понятий «цена» и «стоимость» перестаёт существовать, привёл к весьма странной тенденции рассматривать рост экономики как единственную возможность повышения доходов большинства. Такой вариант уместно использовать в бедных странах: материальное благосостояние находится на слишком низком для распределения уровне.

В промышленно развитых странах для повышения всеобщего богатства крайне неэффективной является «зацикленность» на экономическом росте. Ведь для того, чтобы зарплаты большей части населения повысились всего лишь на один процент, национальная экономика должна вырасти на целых три процента.

К тому же, очень мала вероятность того, что уровень человеческого капитала среди представителей большинства может повышаться стремительнее, чем среди представителей обеспеченного меньшинства. Ведь они пользуются всеми преимуществами своего положения: более высоким уровнем образования и воспитания, богатством, благоприятными условиями, а так же наличием полезных связей.

Для создания базы потребителей, которая будет гарантировать экономическую стабильность в таких условиях, существует надёжный и проверенный метод, а именно – перераспределение.

Нежелание распределять доходы приводит к тому, что разрыв между богатыми, очень богатыми и супербогатыми людьми и основной частью населения становится всё больше. Но ведь это некорректно как с моральной, так и с практической точки зрения.

Из моральных соображений, господство данной стратегии не даёт возможности большей части общества достичь достойного уровня жизни. А с практической точки зрения, выбор этого пути разрушает социальную целостность – основу демократии и всех прочих важнейших стремлений общества к миру и процветанию.