Майкл Спенс — Создавайте пространство для инвестиций

В Мнение ведущих экономистов
1003

Майкл Спенс

Мировая экономика стоит в предверии далеко не лучшего периода в плане роста. Политические промахи Европы, США и других государств усугубляют эту ситуацию. Такое положение вещей пора менять.

На эту тему рассуждает Майкл Спенс, профессор экономики в Школе бизнеса им. Стерна при Нью-Йоркском университете.(род. 7 ноября 1943, Монтклер, Нью-Джерси, США). В 2001 году ему присудили Нобелевскую премию в области экономики.

Сегодня богатые государства находятся в сложной экономической ситуации. Это сказывается, главным образом, на экономическом росте и занятости населения.

Теперь эти проблемы коснулись также стран с развивающейся экономикой. Первый и главный фактор — это отказ от заёмных средств, по причине которого понизился совокупный спрос.

С начала финансового кризиса в 2008 году несколько стран с развитой промышленностью были вынуждены поддерживать спрос на должном уровне за счёт значительных масштабов кредитования и чрезмерного потребления.

Кроме того, им пришлось восстанавливать баланс как в частном, так и в государственном секторе. Осуществить такие действия этим государствам удалось за счёт времени, снижения роста экономики и сокращения рабочих мест.

Любая развитая экономика располагает так называемой неторговой областью. Этот обширный сектор целиком и полностью зависит от уровня отечественного спроса. Торговая область экономики может лишь отчасти компенсировать дефицит.

Второй фактор связан с инвестициями. Для достижения продолжительного роста экономики необходимы инвестиции, причём как со стороны правительства, так и со стороны частного сектора и отдельных граждан.

Низкая инвестиционная деятельность тормозит рост экономики и сокращает количество рабочих мест. Нужно признать, что оборотной стороной модели роста, основанной на потреблении (именно такая модель была задействована перед кризисом), является низкий уровень инвестиций, особенно в государственном секторе.

Если равновесие бюджетов отчасти достигается методом сокращения инвестиций, это негативно сказывается на экономическом росте как для среднесрочного, так и для долгосрочного периодов. Это, в свою очередь, приводит к сокращению рабочих мест среди молодёжи. А за продвижение инвестиций приходится платить сокращением уровня потребления.

Если все сходятся во мнении, что для более интенсивного экономического роста нужно больше инвестиций, но при этом думают, что платить за это должен кто-то другой, инвестиции станут жертвой бессмысленных распрей.

Ключевой вопрос — это налоги. Когда инвестиционная деятельность в государственном секторе укрепляется без повышения налогов, за этим неминуемо следует сокращение бюджета во избежание экстремального роста долгов.

Самая сложная задача связана с общественной солидарностью. В частности, с распределением «плодов» экономического роста. Особенно остро эта проблема ощущалась в США по меньшей мере за двадцать лет до кризиса. Если оставить этот вопрос открытым, сплочённость общества окажется под угрозой.

В большинстве промышленно развитых стран доходы среднего класса перестали расти, а количество рабочих мест сокращалось с каждым годом, особенно в торговом секторе экономики. Часть капитального дохода возросла за счёт ситуации на рынке труда.

В США ситуация с трудоустройством в неторговой области была особенно непланомерной. Эти тенденции связаны с прогрессивными технологическими и экономическими процессами, происходящими в мире в течение последних двадцати лет.

Если говорить о технологиях, то инновации в сферах сетевой обработки информации и транзакционной автоматизации, позволяющие сэкономить на трудозатратах, построили своеобразный мост между ростом экономики и созданием рабочих мест как в торговом, так и в неторговом секторе экономики.

В торговой сфере автоматизация производства проявляется в стремительном развитии глобальной цепочки предложений, что, однако, препятствует созданию новых рабочих мест.

Возможность многонациональных предприятий распределять эти цепочки предложений по функциям и географическому положению, а потом реинтегрировать их для сокращения операционных затрат негативно сказывается на стабильности рынка труда, которая раньше заключалась в конкуренции фирм при поиске трудовых ресурсов.

Особые трудности возникают с решением именно этого вопроса. Ведь раньше экономическая политика в недостаточной степени занималась негативными тенденциями распределения, вызванными изменениями условий мирового рынка.

И хотя технологические и экономические факторы в промышленно развитых государствах идентичны, разница в распределении доходов на удивление велика. Поэтому мы можем предположить, что социальная политика и различные социальные нормы влияют на процесс распределения.

Хотя теория оптимального подоходного налогообложения напрямую связана с балансом между эффективным стимулированием заинтересованности и предпосылками для распределения доходов, создаётся впечатление, что для достижения надлежащего равновесия нам понадобится ещё много времени.

Таким образом, для многих государств отказ от заёмных средств является главным фактором, ослабляющим экономический рост. При этом государственная казна, ослабленная долгами и дефицитами, не может принять ответные меры. До сих пор неясно, станут ли политики, лица, принимающие решения и общественность понижать уровень потребления за счёт налогов, чтобы создать пространство для эффективного роста инвестиций.

В условиях фискального давления ситуация может развиваться в противоположном направлении. Невзирая на все остальные мнения, программы партий на сегодняшний день предусматривают лишь незначительные меры, направленные на преодоление проблемы распределения.

Поскольку с этим вопросом столкнулись и другие промышленно развитые государства, мировую экономику ожидает многолетний период очень медленного экономического роста.

При этом политический застой, а также ошибки Европы, США и других стран будут усиливать экономические риски. Сценарий замедленного экономического роста коснётся Китая и других развивающихся стран.